Долина Лефкадия: новое качество отдыха и жизни в России

Долина Лефкадия: новое качество отдыха и жизни в России

Долина Лефкадия — проект для нового качества жизни. В солнечном Краснодарском крае расположились винодельческое хозяйство, отель и ресторан; функционирует производство фермерских продуктов, а скоро появятся и дома для постоянного проживания. Миссия проекта благородная — формирование новых традиций для отдыха и жизни, новой культуры питания в России. TopCrop.ru поговорил с создателем и идейным вдохновителем Лефкадии — Михаилом Ивановичем Николаевым, чтобы узнать, как осваивалась долина с 2005 года, и какие существуют планы на ее дальнейшее развитие.

долина Лефкадия
Пейзаж в долине Лефкадия.

TopCrop.ru: Расскажите, какими качествами вы хотели наделить «Лефкадию» при создании?

Михаил Иванович Николаев: Качествами? В американском маркетинге товар должен обладать качествами, как живой человек. Мы же не пытались наделить «Лефкадию» качествами. Во-первых, место расположения долины Лефкадии — это сама по себе зона наиболее благоприятная для жизни в нашей огромной стране. Во-вторых, вся зона Северного Кавказа находится над большим тектоническим озером. А это значит, что «Лефкадия» находится на большом резервуаре минеральной воды, где есть минеральные воды для питья, для ванн, а также вулканические грязи. В этом смысле «Лефкадия», кроме того, что это шестая зона по климату и инсоляции, является еще и бальнеологической зоной. И наша идея заключалась в том, чтобы сделать в такой комфортной зоне для проживания бальнеологический курорт.

Известно, что на месте расположения Лефкадии виноград выращивали еще в прошлом веке. К моменту покупки вами земли в 2006 году в долине было запустение. Почему, несмотря на это, вы решили заняться там снова именно виноделием?

По личным причинам: я любил вино, увлекался виноделием и решил на тот момент, что смогу сделать собственное вино. Поэтому я купил землю, которая была раскорчевана от старых виноградников, а потом посадил новые виноградники.
Сам вопрос, я бы сказал, очень «русский». Вы никогда его не сможете задать ни французу, ни итальянцу, ни грузину. Последний может делать вино в гараже, на подоконнике, у себя в туалете, где угодно, ведь для него это часть культуры. Для француза и итальянца виноделие — это тоже часть культуры. В России нет культуры делать вино. В России делают самогон, и ни у кого это не вызывает вопросов. Потому что это часть нашей культуры.
Вообще, с точки зрения виноградопригодной земли в России, ее крайне мало: все, что южнее города Крымск, до моря. Долина Лефкадия — предпоследняя долина, где виноград стабильно вырастает. Соседняя долина (в 15 минутах езды на машине) уже непригодна из-за вымерзания. Наша долина находится в предельной точке для виноделия, и тут без выбора. Только здесь это можно было сделать вообще.

Винодел михаил николаев иванович
Михаил Иванович Николаев, создатель долины Лефкадия. Фото: Павел Серебряков.

Была ли у вас мечта создать место с новыми подходами к качеству жизни, бальнеологический курорт, как вы говорили, задолго до основания «Лефкадии»?

Не было. Когда мы пришли в долину, мы не думали о том, что будем делать какой-то курорт. Мы пришли делать вино. Когда мы начали находиться в Лефкадии, стало понятно, что это предгорье, что там здоровый климат. Место находится между двумя морями: час на машине как до Черного, так и Азовского морей. С разных точек зрения, это уникальное место для проживания. Я в Москве из дома до работы еду час, а там час езды до моря.

В долине все получается так, как вы изначально задумываете или приходится сильно трансформировать свои замыслы?

Ну, понятно, что все идеи трансформируются в процессе существования своей жизни. Глобально, с точки зрения костяка проекта, принципиально мало что поменялось. То есть изначально была идея делать вино, потом была идея сделать курорт. Как она возникла – так потихоньку и реализовываем. Мы сделали в 2008 году тендер среди ландшафтных архитекторов и девелоперов, чтобы нам дали общую концепцию территории. Выбрали ту, что нам понравилась и по ней двигаемся. Есть некоторые корректировки, но это не смена скелета, это смена отдельных частей.
Иностранная компания дала нам логику построения на территории, так как я не мог представить и структурировать 600 гектаров. Это такая непростая задача. Нужно было разнести, где будут находиться служебные территории, где жилые. Как они будут выстроены и относительно каких видов развернуты. То есть существующую логику сделали иностранцы. А реализацию мы уже делаем сами небольшими частями.

Михаил Николаев Лефкадия
Михаил Николаев — энтузиаст элитного российского виноделия, создатель музея вина с редкими экспонатами, приверженец здорового образа жизни. Фото: Павел Серебряков.

Когда вам подготовили концепцию проекта, у вас было понимание, сколько лет у вас уйдет на то, чтобы воплотить его в жизнь?

Было заведомо понятно, что это будет очень долго. Вся территория, которая формируется, – около пяти тысяч гектар. Это много. Никто не предполагал, что будет кризис. Сначала — в 2010-2011 годах, потом — совсем тяжелый — в 2014-2015 годах. Предполагалось, что это будет немного быстрее. Но человек предполагает, а Бог располагает.

Преимущество проекта – мы не ломаем ничего, не реконструируем, мы все выстраиваем с нуля: дороги и коммуникации. Ближайший к долине населенный пункт — село Молдаванское.

Вы сами дали название долине. Придумали его, вдохновившись греческой картой. Какие страны еще вдохновляли вас на создание образа долины и чем именно?

Отдельные идеи мы черпаем во время любого путешествия. Неважно, из Испании, Италии или Долины Напы (Считается одной из лучших винодельческих регионов в мире, расположенной в Калифорнии, США. — прим. ред).

Я искал греческую историю, поскольку территория «Лефкадии» – это бывшая территория Боспорского царства. То есть это была греческая территория, на самом деле. Идея была в том, чтобы найти корни немного глубже.

Цивилизация в селе Молдаванском, куда привезли молдаван выращивать виноград в 19 веке после окончания Кавказской войны, была и до этого. Эта территория, если посмотреть карту, включает в себя множество холмов, охраняемых курганов. Это был перекресток цивилизаций, часть Шелкового пути. Здесь всегда была жизнь, всегда люди занимались сельским хозяйством, виноделием. Поэтому мы искали корни в греческой истории, когда территория начала осваиваться, — 2500 тысяч лет назад.

Отсюда и возникла идея названия: как будто греки-колонисты приехали из места «Лефка», и дали название «Лефкадия». Ведь известно, что греки не использовали новые топонимы. Все топонимы Причерноморья — это дубликаты оригинальных греческих топонимов. Поэтому мы и взяли греческий топоним и назвали им место. Это было очень по-волюнтаристски.

Михаил Николаев форбс
Винодел Михаил Иванович Николаев. Фото: Павел Серебряков.

Создание вин «Лефкадии» курирует винодел-легенда Патрик Леон. Как он рассказывал, его привлекло к проекту ваше желание сделать не просто винодельню, а мультидисциплинарное хозяйство, интегрирующее в себя жителей села Молдаванское. Сотрудники долины — это в основном местные жители? Какие требования к ним применяются при подборе — что должны знать, а чему учите вы?

Ну, то, что любят европейцы — социальная ответственность. Это неизбежная вещь. Вы не можете делать на месте проект, не привлекая местных жителей в него.

Знаете, в долине такой дефицит кадров, что не до возможности выбирать. Любой, даже средний, не очень яркий кадр, бесценен. Приходится работать с тем, что есть. Единственные требования — исполнительность, дисциплинированность, работоспособность. Берем то, что есть, и стараемся, так или иначе, воспитывать, взращивать.

Сколько сейчас человек работает?
Около 350-ти.

Много! Я в одном из интервью с вами читала, что вы привлекаете больше людей, чем в аналогичных европейских винодельнях. Почему?

Наши люди работают менее эффективно, чем за рубежом. Во Франции на аналогичном объеме производства работает раза в полтора-два меньше людей, чем у нас.

Михаил Николаев интервью
Михаил Николаев отвечает на вопросы Юлии Душутиной для интервью TopCrop.ru. Фото: Павел Серебряков.

Возможно повысить эффективность?

Знаете, как Сталин говорил? «Народ поменять не могу». Какой народ есть, с таким и работаем. Замечательно, если бы на нас мексиканцы работали, как в долине Напа. И дисциплинированно, и организованно. У нас таких кадров нет. У нас недисциплинированные, неорганизованные, вороватые, пьющие.

Вы неоднократно говорили, что в последние годы качество вина выросло в России. Какие вина сейчас считаются лучшими?

Это определяет рынок, я не берусь говорить, какие лучше. Но появились качественные игроки на рынке. Например, «Олег Репин» и «Sikory». Даже у крупных игроков, таких как «Фанагория», появляются отличные вина. Все сейчас стараются уйти немного от массмаркета и, хотя бы для погон, для орденов, сделать что-нибудь приличное.

Какие последние награды получали ваши вина?

Я не слежу, честно. Это тема, на которую я не обращаю внимания. Я не верю в награды. Я верю в то, что, если люди покупают ваш продукт, то это значит, что он хороший. Как даются награды? Вы прекрасно знаете, что это не про объективность. Это всегда некоторая политическая игра. Всегда и везде. Не только в России.

шампанское темелион
Линейка выдержанного российского шампанского «Темелеон» производится в Лефкадии по классической французской технологии. Состоит из белого и розового брюта, а также винтажного блан де блана. В 2014, 2015 и 2016 годах «Темелеон» получал звание лучшего российского шампанского. Фото: Павел Серебряков.

Как вы оцениваете тот объем продаж вина, который есть сейчас?

Сейчас нет роста, сейчас есть снижение продаж. Есть объективное падение рынка, покупательского спроса. И, к сожалению, с этим ничего не поделаешь. Надо принимать реальность такой, какой она есть. Люди беднеют в России. Средний чек в любом супермаркете падает за последние три года. Происходит снижение покупательского спроса. В прошлые годы статистический рынок виноделия упал. В нашем премиальном сегменте он упал еще больше. Дешевые вина еще продолжают покупать, а дорогие — практически перестали.

Исходя из этой ситуации, какие у вас мысли?

Будем как-то выживать, а что остается нам делать? Я не могу повлиять на покупательскую способность, это макроэкономическая проблема. Я пытаюсь добиться соотношения цена-качества, чтобы мой продукт был конкурентен относительно того, что выпускается на рынке у других производителей. Для меня это единственный способ остаться на рынке.

Трудности нас закаляют, делают сильнее. А успехи не делают нас ни умнее, ни сильнее, они просто доставляют нам удовольствие. С учетом того, что сейчас происходит, будем повышать эффективность с точки зрения затрат, производительности труда, качества продукции. Сейчас задача — просто выжить.

Винодельня Лефкадия
Винодельня в долине Лефкадия.

Какую роль сейчас три ваших сына играют в работе предприятия «Николаев и сыновья»?
Старший сын не участвует в этой истории, младший еще учится в школе. Средний сын — Михаил Николаев — занимается всеми операционными вопросами по проекту «Лефкадия».

Под маркой фамильного бренда «Николаев и сыновья» в долине Лефкадия выпускаются продукты питания — мягкие и полутвердые сыры из коровьего, козьего и овечьего молока, а также подсолнечное масло и мед.  В России до сих пор остался скепсис в отношении того, что в стране могут выпускаться хорошие сыры. Что вы можете сказать людям, чтобы переубедить их?

Нужно просто зайти в магазин, взять и попробовать сыры. Появились хорошие, качественные сыры в России. Их немного, как и вина. Это еще в 19 веке отмечали все наши писатели: что русский человек не умеет как немец делать качественные сапоги, шляпы и продукты. Мы не про качество. Но, тем не менее, начинают появляться хорошие производители во всех сегментах. Это объективно. Пять лет назад действительно этого не было. Мы были такие самые умные с нашим камамбером. Сейчас таких умных есть человек пять. Нет ничего гениального в том, чтобы сделать сыр, поверьте. Просто нужно делать правильно, не пытаясь никого обмануть.

Сейчас полки супермаркетов сплошь заполнены рафинированным подсолнечным и оливковым маслом. Вы выпускаете высокоолеиновое подсолнечное масло холодного отжима под маркой Семидолье, его можно купить в долине Лефкадия, заказать через интернет или в вашем московском офисе. Планируете наладить его поставку в сетевые магазины?

Мы пытались продавать через «Магнит» и другие сети, но, к сожалению, проблема покупателей в России состоит в том, они не готовы доплачивать за качество. Люди не сканируют полку с товаром, они сканируют цены. Они не пытаются вдуматься, что они покупают. В этом смысле данный проект оказался не очень эффективным. Продуктовая сеть — это про бизнес: цена должна быть низкой при покупке у производителя, и высокой при продаже с полки. Заниматься продвижением нового продукта – это тяжело и мучительно.

Кто знает, что такое высокоолеиновое масло? Я должен объяснять, давать пробовать, показывать. Проще купить устаревшее оливковое масло во Франции или в Италии. Итальянские продавцы знают, что оливковое масло с витаминами живет полгода. Оно не становится испорченным по истечении данного срока, но уже не того качества. Любой итальянский покупатель будет смотреть на дату изготовления. Он захочет купить свежее масло. Через полгода это масло уценивают в два раза, продают в Россию: оно по срокам годности отличное, но уже мертвое. И это хороший бизнес. Покупать за полцены масло итальянское, ведь оно у нас считается хорошим и продается с хорошей маржой.

Холодный отжим дает в два раза меньший выход масла, чем горячий, для подсолнечного масла, но сохраняет его качество. По себестоимости оно в два раза дороже обычного подсолнечного. Для простого человека это просто растительное масло, и он не готов платить за холодный отжим.

продукты долины лефкадии
Сухое розовое вино «Фламинго Лефкадии», мед «Аккурай», подсолнечное масло «Олей Лефкадии». Фото: Павел Серебряков.

У вас есть планы по производству новых продуктов или выращиванию овощей/фруктов?

Мы планируем внедрять ягодные посадки только для локального использования – для ресторана. Запустим артизанальный колбасный цех, как сыродельческий. Начнем делать голубые сыры.

Какую аудиторию вы ожидаете увидеть в Лефкадии в первую очередь, развивая долину? Ценители вин, агротуристы, семьи с детьми или молодежь?

Люди приезжают очень разные — молодые, семейные и пожилые. В основном на автомобилях. Также в Лефкадию приезжают автобусные экскурсии из Геленджика и Анапы. Кто-то заезжает в долину по пути на отдых к морю.

Как гости долины проводят в ней свое время?

Гуляют по территории, катаются на велосипедах. Можно отправиться на конную прогулку. Есть экскурсия по винодельне с посещением винного музея и дегустацией вин. Это такой агротуризм в пасторальной идиллии. Особо заняться нечем. Там нет таких активных занятий, которые позволяют загрузить вас на целый день. В любой стандартной винодельне есть весь этот джентльменский набор.

природа в Лефкадии
Долина Лефкадия сочетает в себе необыкновенную природу Кубани, неповторимый терруар, инновационные технологии и выдающихся профессионалов, объединенных и вдохновленных общими идеями.

В прошлом году в «Долине Лефкадия» запустили постройку жилой и коммерческой недвижимости. Какая доля участков уже раскуплена?

Мы еще не ввели продажи официально. У нас есть звонки, есть те, кто интересуется. Но продажи стартуют только тогда, когда мы проведем коммуникации и закончим межевание.

А вы сами хотели бы жить в долине Лефкадия постоянно?

Да, конечно. Я и сейчас по полмесяца провожу там. Если бы я сам эту историю не любил, то не занимался бы. Я просто сделал бы виноградник и уехал оттуда.

В Лефкадии действительно очень комфортно для проживания. Я вырос на юге, и мне понятно, что в Москве не хватает солнца. Любой человек, который вырос в нормально инсолированной среде, плохо адаптируется на севере всегда — это на уровне метаболизма человека.

Сороковая параллель северной широты — критическая параллель для жизни человека. А в России большая часть населения живет выше сороковой параллели. Из-за нехватки энергии возникает любовь к крепким напиткам, горячей бане, жирной тяжелой пище. Это компенсация отсутствия солнца. Если бы мы жили ниже сороковой параллели, мы бы пили вино, ели овощи и рыбу. Мы пытаемся компенсировать то, что нам не дает природа.

Вы не раз говорили, что придерживаетесь здорового образа жизни. Что вы вкладываете в это понятие?

Здоровый образ жизни – это в первую очередь умеренность, во-вторых — это физическая форма. Я эпизодически занимаюсь детоксикацией. Легко себя распустить, сложнее — держать в форме.

Вы уже больше 12 лет занимаетесь проектом Лефкадия. Что бы вы хотели, чтобы в идеале получилось?

Чтобы там была жизнь: приезжали люди, строили дома, привозили своих детей, друзей, родителей.
Мы замечательно завоевываем территории, но бездарно их осваиваем. Вот завоевали огромную территорию под названием Советский Союз, а потом и Россию. А она бездарно освоена, к сожалению.
Зачистили этот участок Кавказа: посадили всех черкессов на пароход и отправили в Турцию. У нас нет кавказских народов в этой зоне, но территория не освоена. И она фантастически красивая. Хорошая, классная, дорогая Италия, но освоена бездарно.

Что должно произойти, чтобы люди действительно приехали в Лефкадию жить?

Надеюсь, мы сможем убедить в нашей идее нового качества жизни достаточное количество людей, и возникнет некая критическая масса, которая создаст там жизнь. Если это не получится, то территория так и останется брошенной, как была до этого.

Интервьюер: Юлия Душутина

29 марта 2018

TopCrop.ru выражает благодарность Павлу СеребряковуИгорю Марченко и Тимуру Афанасьеву за помощь в подготовке материала.